Меню

Информационные ресурсы Магаданской области
Размер шрифта
A A A
Цвет сайта
Ц
Ц
Изображения

Интервью с Верой Смирновой Музейного комплекса города Магадана

08.11.2019 16:00
0


2 ноября свой профессиональный праздник отметили работники культуры города Магадана. Люди, помогающие культурному развитию и духовному обогащению горожан, обеспечивающие для них содержательный досуг. В связи с профессиональным праздником состоялось интервью журналистов газеты «Вечерний Магадан» с директором Музейного комплекса города Магадана Верой Смирновой.

Музейный комплекс занимает важное место в культурной и общественной жизни областного центра. В него входят несколько структурных подразделений, деятельность которых направлена на предоставление горожанам и гостям колымской столицы доступа к историко-культурному наследию нашего края. В интервью «ВМ» Вера Смирнова рассказала, почему связала свою жизнь со сферой культуры, чем сегодня живут такие разные по содержанию музеи комплекса, оставляет ли работа время для себя.

– Как получилось, что Вы связали свою жизнь со сферой культуры города?

– Я выпускница Томского государственного университета, окончила филологический факультет и вслед за мужем – журналистом Анатолием Смирновым – приехала в Магадан. Сегодня кажется невероятным, но ни одной вакансии преподавателя русского языка и литературы в школах города не было. Тогда я отправилась в учреждение, куда просто должна была пойти по сложившемуся годами образу жизни: в родительском доме всегда было много книг; дом моего детства в целинном поселке стоял между двух библиотек – взрослой и детской, и если я пропадала – мама знала, что найдет меня либо в той, либо в другой. В студенческие годы нашим вторым домом была научная библиотека, а за томиком стихов поэтов Серебряного века мы, рискуя, отправлялись на «черный» рынок. Мне был прочно привит культ чтения и книги, поэтому я успешно прошла собеседование и 1 августа 1983 года была принята на работу в Магаданскую областную библиотеку имени А. С. Пушкина. Директором была тогда Н. Л. Кошелева – значимый для меня человек, во многом определивший и мою профессиональную судьбу, и круг общения в новом городе. Благодаря работе в библиотеке и лично Нине Львовне моими учителями и даже друзьями стали художник Владимир Мягков-старший, писатель Альберт Мифтахутдинов, журналисты Тамара Смолина и Асир Сандлер, ученый-биолог Даниил Берман, редактор книжного издательства Лидия Ягунова. Все, что мне удалось сделать на библиотечном поприще, связано с этими удивительными людьми, они были и остаются для меня высокими образцами свободного мышления, гениями этого города.

В начале 2000-х годов я ушла из областной библиотеки в Детскую художественную школу, где преподавала историю искусств. В январе 2006 года нынешний министр культуры Л. А. Горлачева неожиданно предложила мне должность директора муниципального учреждения культуры – Мемориального музея-квартиры В. А. Козина. Вадим Алексеевич когда-то работал в областной библиотеке, был другом Нины Львовны, она о нем много и интересно рассказывала. К его 90-летию я готовила большой литературно-музыкальный вечер, окунулась в культуру 30-40-х годов, даже нашла и купила для библиотеки патефон! Поэтому многое о жизни и творчества певца уже знала. Вот таким был путь в сферу культуры города.

– А кто был Вашими наставниками в новом музейном деле?

– Много мне дало общение с племянницей Вадима Козина – Музой Николаевной Еремеевой, она истинная хранительница. Важным для понимания современных тенденций в музейном деле стало знакомство с коллекцией, выставочными проектами и специалистами Санкт-Петербургского Музея политической истории, который расположен в особняке балерины Матильды Кшесинской. И, конечно, самым дорогим опытом музейной деятельности и руководства делился со мной директор Магаданского областного краеведческого музея Сергей Григорьевич Бекаревич, он – мощнейшая личность и настоящий профессионал в музейном деле.

– Сейчас Мемориальный музей-квартира Вадима Козина входит в состав муниципального учреждения культуры «Музейный комплекс города Магадана». Как произошло это объединение, какие еще структурные подразделения включает этот комплекс?

– Так сложилось, что практически 10 лет наш коллектив обеспечивал по необходимости обслуживание посетителей и проведение массовых мероприятий не только на своем рабочем месте, но и в музеях, на объектах культуры, которые практически не имели музейного и юридического статусов. В 2015 году мы предложили мэрии города объединить их в одну административную единицу. Было издано специальное постановление, определившее ход реорганизации и состав комплекса.

Например, музей «Галерея Боевой Славы». В 1985 году его создали ветераны Великой Отечественной войны. Располагаясь в помещении нынешнего Центра культуры, музей имел весьма неопределенную принадлежность и не имел ни одной штатной единицы. Когда не стало Инны Борисовны Дементьевой, а постаревшие основатели-ветераны уже не могли заниматься музеем, никто другой серьезно этого не делал. В музее стояли витрины, изготовленные из обычного оконного стекла, что создавало угрозу травматизма для основных посетителей – школьников; здесь не велся учет фондов и не поступали новые экспонаты. Галерея Городов-героев, созданная скульптором А.В. Вашковцом, тоже остро нуждалась в реставрации. Все в этом музее было памятно и трогательно, как сделанное людьми, чьи судьбы опалила война, но совершенно не обеспечивало возрастающие потребности в патриотическом воспитании новых поколений. В частности, обязательно нужны были талантливый экскурсовод и профессиональный хранитель фондов.

О Мемориале жертвам политических репрессий (так он первоначально назывался) у меня вообще есть желание написать подробнейшую статью под названием «Житие «Маски Скорби». Житие, потому что для меня сама Маска Скорби – лик мученический, а история строительства и бытование этого памятника по человеческим меркам – история подвижничества.

В 1996 году магаданский мемориал – первый из задуманного Эрнстом Неизвестным по проекту «Треугольник страданий» – был передан на баланс муниципального учреждения «Комбинат зеленого хозяйства», которое обеспечивало уборку территории, уход за зелеными насаждениями. Понятно, что в штате не было специалистов, которые бы занимались вопросами сохранения самого монумента, скульптур. Не было и экскурсовода. Как волонтер с гостями города работала Людмила Деонисовна Роньжина, автор библиотечной экспозиции «Прощению не подлежит», посвященной репрессированным деятелям культуры и искусства. После ее отъезда эстафета перешла ко мне: журналисты как-то попросили провести экскурсию для венгерских коллег, в Управлении культуры выдали ключи от внутренних музейных помещений монумента, так они у меня и остались. Эту работу я считала и считаю своим гражданским долгом перед памятью невинных жертв репрессий.

Поистине печальным поводом просить мэрию города Магадана передать мемориал на наш баланс, стала безответственная и неудавшаяся попытка обеспечить сохранность монумента «Маска Скорби». В 2014 году из благих побуждений, но без проектной документации, при отсутствии технического и авторского контроля, монумент покрыли не бесцветным гидроизоляционным составом, как требовалось, а серо-синей плотной краской. Во многом это произошло потому, что никто не имел опыта работы с памятниками истории и культуры. Весь 2015 год мы изучали имеющиеся документы, убеждали руководство включить и этот объект в состав Музейного комплекса.

Еще одно структурное подразделение – постоянная экспозиция «Современная история муниципального образования «Город Магадан». Она расположена на 3 и 5 этажах здания мэрии и посвящена деятельности законодательной и исполнительной ветвей власти в нашем городе. Материалы экспозиции рассказывают о главных символах и наградах города, о его внешних связях с городами-побратимами и городами, входящими в Союз полярных городов, о знаковых событиях в важнейших сферах жизни горожан. Современные грамоты и свидетельства, награды, кубки, представительские сувениры и многое другое уже сегодня кто-то должен был собирать и хранить. На основе этой экспозиции мы начали работу по формированию фондов, концепции и экспозиционно-выставочного плана будущего городского музея культуры и быта, который будет построен на месте сгоревшего здания старого краеведческого музея. Мы уже начали собирать материалы для создания в новых залах экспозиций, рассказывающих о повседневной жизни магаданцев-горожан. Наш город родился в сложные времена, строился и рос, со всех сторон окруженный морем, сопками, тайгой. Суровые исторические обстоятельства и щедрость первозданной природы отразились на том, как жили люди, чем дорожили. Мы пытаемся найти артефакты этих времен, практически остатки «советской цивилизации». Уже собрано около 2000 экспонатов. Есть уникальные: тумбочка Евгении Гинзбург, фанерный платяной шкаф, построенный из ящиков, в которых доставлялись грузы по ленд-лизу, коллекция духов советского производства. В залах нового музея появятся и коммунальная кухня 30-40-х годов, и советская гостиная 70-80-х годов с ее «стенкой», хрусталем и книгами… Интерес к этому велик не только у иностранных туристов, но и у молодого поколения магаданцев.

– А какое подразделение Музейного комплекса требует больше внимания?

– Очень большого внимания требует сейчас Мемориальный комплекс жертвам политических репрессий «Маска Скорби». С 2018 года это объект культурного наследия регионального значения. Этот статус жестко определяет наши права и обязанности по обеспечению сохранности памятника, его эксплуатацию и организацию доступности для населения.

– Недавно в музей «Галерея Боевой Славы» более тысячи артефактов времен Великой Отечественной войны передали на безвозмездной основе калужские поисковики. Как удалось об этом договориться? Что сейчас с этими экспонатами?

– Летом 2018 года на День города в Магадан приезжала делегация из Калужской области. Во время посещения Галереи Боевой Славы руководитель калужского отделения землячества «Северное притяжение» Андрей Николаевич Колпаков отметил, что в экспозиции очень мало подлинных артефактов времен войны. И предложил свою помощь.

Так мы познакомились с деятельностью поискового отряда «Безымянный» при Калужском коммунально-строительном техникуме. Тридцать лет под руководством Геннадия Юрьевича Анучина члены отряда вели поисковую работу на местах боев под Калугой. За это время они нашли и похоронили около двух тысяч солдат. Рядом с ними находили оружие, предметы солдатского быта. Из этих находок сформировался музей военно-технических артефактов при техникуме. И этот музей полностью, как неделимую коллекцию, члены отряда решили передать в город Магадан.

Руководитель управления культуры мэрии города Магадана Наталья Евгеньевна Шумкова горячо поддержала эту идею. Нашему учреждению были выделены финансовые средства, и целая группа специалистов отправилась в длительную командировку в Калугу.

Первая встреча с экспонатами музея была трудной до слез. Мы понимали, что прикасаемся к горячим осколкам войны. Но нужно было работать: составлять топографические описи и акты передачи, организовывать необходимые экспертизы ручного и артиллерийского оружия, добиваться получения актов о демилитаризации и безопасности объектов. Когда все документы были готовы, мы подали заявление в специальную межведомственную комиссию по перемещению объектов военно-технической истории из вневедомственных музеев в муниципальные учреждения, действующую при Министерстве обороны РФ. Через пять месяцев калужские коллеги отправили контейнер с коллекцией в Магадан. Недавно мы получили его и сейчас музейные специалисты принимают экспонаты в фонд, готовят их к включению в новую экспозицию «Памяти павших будем достойны». Многие экспонаты нуждаются в реставрации. Например, турель зенитной установки. Ее нужно очистить от ржавчины, восстановить механизм вращения. И тогда в этом экспонате оживет подвиг девчонок-зенитчиц, знакомых по повести «А зори здесь тихие»…

Ко Дню неизвестного солдата мы откроем в музее пилотную выставку по материалам калужской коллекции. В составе калужской коллекции в Магадан прибыли два ствола танка Т-34. Сейчас скульптор Юрий Степанович Руденко работает над проектом включения этих артефактов в ансамбль Сквера Победы. Почему они нам так дороги? В годы войны специалисты и рабочие магаданского ремонтно-механического завода обратились к Сталину с просьбой разрешить приобрести на собственные средства боевые машины и воевать на них. Почин подхватили, всего 73 человека воевали на своих танках, среди них – легендарные супруги Бойко. Мы планируем, как в годы войны, объявить сбор средств на строительство постамента под орудия войны и Победы.

– Скажите, при такой занятости хватает времени на себя, близких, увлечения?

– Занятость и напряженность работы разделяет со мной замечательный и трудоспособный коллектив. В праздник я не могу не назвать имена Юлии Владимировны Крюк, Натальи Викторовны Белошицкой, Любови Николаевны Крывошлык, Татьяны Трофимовны Лучко – достойных работников культуры. Стараюсь, конечно, находить время на общение с семьей, друзьями. У меня три внучки, они сами «организуют» меня: по пятницам приезжают к бабушке на выходные, требуют походов в театр, любимых блюд, новых нарядов для кукол.

У меня очень много друзей, и время, проведенное с ними, – это и есть время, уделенное себе, потому что без дружеского общения мне одиноко, некомфортно. Что же касается увлечений – собираю произведения русского декоративно-прикладного искусства, тематическую коллекцию живописи. Мой любимый сюжет – дом, жилье человека. Вообще взаимодействие с людьми действительно мое призвание. Больше двадцати лет я руководила общественной организацией «Женский информационно-просветительский центр», работала с великолепной командой психологов. Сегодня я – член Русского географического общества, и, хоть не являюсь опытным путешественником, занимаюсь организацией просветительской работы, и это тоже очень важно. Но мое главное увлечение – это работа, каждый день интересная и разная.

– Возвращаясь к сфере культуры. Работник культуры и культурный человек – это синонимы?

– Понятие «культурный человек» для меня гораздо шире, чем понятие «работник культуры». Культура, просвещенность, интеллигентность закладываются в семье, приходят с воспитанием, общением, окружающей средой. Работник культуры – это трудное призвание. Чтобы соответствовать ему, нужно многое: и образование, и одаренность, и выносливость. Но именно работникам культуры часто не хватает времени на собственное совершенствование. Потому что и в будни, и особенно в праздники он занят. У нас есть такая шутка: работник культуры – это раб культуры. Это правда. Работа в культуре сродни психологической зависимости. Ты практически не можешь отказать тем, кто обращается к тебе с просьбой в выходной день, в вечернее время, когда ты болен или устал. Ты не можешь сказать «нет», потому что тем самым откажешь человеку в том, для чего ты, собственно, работаешь – в культурном просвещении. Поэтому главное состояние работника культуры – горение! Все мои коллеги – работники клубов, библиотек, парков, школ искусств – настоящие последователи Данко, светом своей души и сердца они озаряют нашу жизнь. А культурный человек – это высокое звание, которое может заслужить и работник культуры, и врач, и учитель, и рабочий.

Автор: Елена Кухтина



Все фото